Страница Датского института культуры в России  Представительства Датского института культуры в других странах Created with Sketch.
EN/RU
тема | 2016

Давид Йенсен: за фасадом

Санкт-Петербург, именуемый также «Северной Венецией» благодаря сети каналов, как и во многих других северных городах, знаменит множеством широких прямых улиц с богато украшенными дворцами, церквями, фонтанами и статуями. Менее известен тот факт, что значительное количество этих творений, подобно другим, придающим особую атмосферу «культурной столице» России, принадлежат одному автору – датскому скульптору Давиду Йенсену. Прогулка по историческому центру Санкт-Петербурга обязательно приведет к встрече с его произведениями.

Кем был Давид Йенсен? Сын плотника, он родился в Копенгагене 19 ноября 1816 года и получил образование скульптора в Датской королевской академии изящных искусств, где за свои успехи был награжден малой и большой серебряными медалями и малой золотой медалью. Он был учеником Германа Эрнста Фройнда, датского скульптора немецкого происхождения, с 1832 года до смерти последнего в 1840 году, после чего до 1841 года работал в мастерской датского скульптора Германа Вильгельма Биссена, помогая завершению главного творения Фройнда, фриза «Рагнарок». Недолгое время он также работал в мастерской всемирно известного датского скульптора Бертеля Торвальдсена, участвуя в создании фриза «Вход Господень в Иерусалим», который можно увидеть в кафедральном Соборе Богоматери в Копенгагене.

Скульптура, созданная Давидом Йенсеном в 1871 году, изображает греческую богиню Гигею
Скульптура, созданная Давидом Йенсеном в 1871 году, изображает греческую богиню Гигею, олицетворяющую здоровью, чистоту и гигиену. Скульптура украшает фонтан перед Военно-медицинской академией им. С. М. Кирова. Первоначально на этом месте располагалась другая работа Йенсена – памятник Я. В. Виллие, шотландскому врачу и хирургу, революционизировавшему российскую военную медицину. Возведенный в 1859 году, памятник был перенесен в 1949-1951 годах, и на его месте появился фонтан и скульптура, которые мы видим в настоящее время.

По рекомендации Торвальдсена Йенсену был предложен заказ на изготовление скульптурных украшений для интерьера Мариинского дворца, который должен был стать подарком императора Николая I своей дочери великой княжне Марии Николаевне по случаю ее бракосочетания с герцогом Максимилианом Лейхтенбергским. Приняв предложение в 1841 году, Йенсен переехал в Санкт-Петербург, в то время бывший столицей Российской империи. Здесь он очень быстро обрел известность и благосостояние не только как художник, создававший всевозможные произведения, — от кариатид, атлантов и рельефов, до статуй, скульптур и фонтанов, но также и как преподаватель в частной художественной школе с 1841 по 1847 годы. Он был успешен и как бизнесмен и изобретатель, открыв в 1845 году первую в России фабрику терракотовых изделий и предложив особо прочный сорт терракоты, приспособленный к суровому климату северо-запада России.

Терракотовая фабрика Давида Йенсена
Терракотовая фабрика Давида Йенсена, первая в России, была открыта в 1845 году в доме номер 47 по Каменноостровскому проспекту. Именно здесь будут изготовлены многие из работ Йенсена, украшающих различные строения в Санкт-Петербурге. Здание фабрики не сохранилось, и теперь в доме, стоящем на ее месте, располагаются, в том числе, ювелирный магазин и ресторан суши.

Начало новой жизни ознаменовалось также появлением отчества, — в России его будут знать как Давида Ивановича Йенсена. В 1845 году он женился на Анне Каролине Стейнбергер, дочери русского мастера музыкальных инструментов. В 1866 году в знак признания творческих заслуг Давида Йенсена удостаивают звания профессора Санкт-Петербургской академии художеств. Этот почетный титул не предполагал ведение образовательной деятельности.

Новый Эрмитаж
Новый Эрмитаж был первым петербургским зданием, специально построенным для размещения музейной коллекции. Император Николай I пригласил немецкого архитектора Лео фон Кленце для создания проекта музея, который был затем возведен в 1842-1851 годах под наблюдением архитекторов Василия Стасова и Николая Ефимова. Величественные атланты у главного входа были выполнены в мастерской Александра Теребенева, а фасадные статуи и барельефы, изображающие знаменитых художников, архитекторов и скульпторов, среди которых - итальянский гравер Рафаэль Морген, персонаж древнегреческой мифологии, художник и инженер Дедал (возможно, более известный как отец Икара) и Иоганн Иоахим Винкельман, немецкий искусствовед и археолог, - были созданы Давидом Йенсеном.

Хотя большая часть творений Давида Йенсена находится в Санкт-Петербурге, он работал не только в городе, в котором жил. Созданные им декоративные элементы можно видеть на зданиях в Москве, а также в Риге, Киеве и Хельсинки, в то время бывших частью Российской империи.

Статуя «Навигация»
Статуя «Навигация», в 1891 году установленная на кровле Ботного дома в Петропавловской крепости. Помимо художественной значимости эта работа интересна также оставленной надписью «Собственность Д. Йенсена», одним из ранних проявлений стремления художника утвердить права на свое произведение.

Давид Йенсен не прекращал работу и в возрасте семидесяти лет. Он скончался 10 января 1902 года в Санкт-Петербурге и был похоронен на Смоленском лютеранском кладбище. Точное местонахождение его могилы неизвестно, — в советское время часть кладбища была уничтожена, а вследствие общего запустения состояние многих надгробий не позволяет их идентифицировать.

Два фонтана
Два фонтана в Румянцевском саду – подтверждение многогранности таланта Давида Йенсена, работавшего не только со скульптурой, барельефами и статуями, но и в других областях. Фонтаны обрамляют обелиск, возведенный в честь генерала-фельдмаршала Петра Румянцева, чье имя носит сад.

Если принимать во внимание многочисленность, многосторонность, качество – а также востребованность – творений Давида Йенсена, невольно можно задаться вопросом, — почему его имя и его произведения так малоизвестны в наши дни? В конце концов, его работы украшают некоторые из самых знаменитых петербургских зданий. Краткое упоминание о Йенсене содержится в «Weilbach Dansk Kunstnerleksikon» (Энциклопедия датских художников – прим. ред.), сопровождаемое высказыванием русского живописца и искусствоведа Игоря Грабаря, отметившего, что «творчество Давида Йенсена казалось декоративным элементом, не в полной мере соответствовавшим архитектонической идее». Все же, несмотря на довольно негативную оценку, остается неоспоримым тот факт, что Давид Йенсен был чрезвычайно популярным художником своего времени, и в том, что делает Санкт-Петербург столь прекрасным городом, есть вклад и его таланта. Произведения, описываемые в данной статье, представляют малую часть объемного списка, представляющего петербургские работы Давида Йенсена, общее число которых, как предполагается, достигает восьмидесяти, и некоторые из них остаются неизвестными и по настоящее время.

Дворец Белосельских-Белозерских
Внешний облик дворца Белосельских-Белозерских претерпел немало изменений с момента постройки в 1747 году. Последнее значительное преобразование здания было произведено по распоряжению владелицы дворца Елены Павловны Белосельской-Белозерской в 1847-1848 годах придворным архитектором Андреем Штакеншнейдером. В рамках этой реконструкции Давид Йенсен получил заказ на создание атлантов, украшающих фасад.

 

В качестве одного из возможных объяснений причин, по которой имя Йенсена подверглось забвению, можно назвать политический климат в России на рубеже веков. Спустя несколько лет после смерти художника в стране произошла смена государственного строя, и новая политическая система утвердила свой взгляд на искусство и его общественную функцию, а также отчетливое неприятие того, что было создано в прошлом. Таким образом, в России имя Давида Йенсена кануло в неизвестность.

Кажется, что в Дании о Давиде Йенсене знают едва ли больше, чем в России. Покинув родину в возрасте 25 лет, он прожил большую часть своей жизни в России и именно там создал свои наиболее важные произведения. Поэтому не стоит удивляться тому, что его творчество не оставило значительного следа в истории датского искусства.

В чем бы ни заключалась причина его непризнанности в наши дни, невозможно отрицать многолетний вклад Давида Йенсена в создание Санкт-Петербурга таким, каким мы видим его сейчас. Привнести что-то свое в эстетику города, признанного многими одним из самых красивых в мире – это подлинное достижение для художника, и Датский институт культуры выражает надежду на то, что эта статья поможет возрождению имени нашего забытого соотечественника Давида Йенсена.

Автор: Кристоффер Мёллегаард

Датский институт культуры хотел бы выразить признательность Светлане Вольдер за неоценимую помощь в подготовке этой статьи.